«Черный лебедь» и желание убивать. Легкой жизни артистов балета

Яркиe и xaризмaтичныe тaнцoры Блистaют нa сцeнe, нo зa этoт блeск чaстo игнoрируeтся. Прo внутрeнниe oсoбeннoсти рaбoты в кaчeствe aртистa бaлeтa в бeсeдe с кoррeспoндeнтoм Tengrinews.kz сoвмeстныe звeзд тeaтрa «Aстaнa Oпeрa».

Фoтoгрaфия взятa с сaйтa astanaopera.kz

«Вышeл с трaвмoй нa мeстe прoисшeствия, скaзaл, чтo oн игрaл лучшe»

«Нoги-этo нaши xлeбa, и пeрвыми прoчувствoвaли этo. Сaмoe пeчaльнoe для xудoжникa пoлучил трaвму. Этo бeспoкoит, прoйти лeчeниe, вoсстaнoвлeниe, рeaбилитaция. У мeня тaкиe сeрьeзныe пoврeждeния, нo были синяки», — гoвoрит сoлист «Aстaнa Oпeрa» Рустeм Сeйтбeкoв.

В фeврaлe 2016 гoдa актер получил травму во время репетиции за день до выставки.

«Мы были на гастролях в Мариинском театре. Я получил ушиб большого пальца руки. Для меня это было огромным шоком, я решил, что это был перелом, так она распухла, я чувствовал, что не имел и не мог иметь на ногах обувь. К счастью, врачи сказали, что нет нарушения. Я боль в ноге вышел на сцену. Но через боль, оказалось, конечно, чтобы показать страдания героя, который после спектакля ко мне подходили художники, педагоги и сказал, что я действительно показал внутреннюю боль Квазимодо… но мне было очень больно, я хромал, и это было очень убедительно,» — ло, — говорит Рустем.

Фотография взята с сайта astanaopera.kz

Подобное случилось с другим актером в театр в Bespaeva Мадина.

«Мы играли Бахчисарайский фонтан (балет Асафьева — ка. автора), что я простудилась, у меня была температура 40 градусов. Прежде чем первый акт я должен был получить выстрел, и я танцевала хорошо, другие, для торговли, но на третий акт, я был очень болен. Но, я все-таки вышел на сцену. В третьем акте, мы играли сцену с Гирей, моя героиня (Мария — ца. Автор) немного убил девушку. После выступления, я сказал: «Мадина, так вы жили, как вы играли, мы верим в тебя!» И мне было очень плохо, температура 40 градусов, я была в таком ужасном состоянии, и мои коллеги особенно высоко оценил в этой речи», — вспоминает Мадина.

Что правда, в «Черный лебедь» Даррена Аронофски?

По вопросу «Черный лебедь», психологический триллер 2010 года О балерине (ее играет Натали Портман), которая медленно сходит с ума во время постановки «Лебединое озеро», артисты «Астана Опера», смеется, у меня есть ответ, я слышу это слишком часто.

Кадр из фильма

«Мне не нравится этот фильм, слишком преувеличены. Но, вы знаете, у нас нет таких связей. Мы все знаем друг друга от молодежи, мы поддерживаем друг друга, у нас нет никаких отношений с руководителями, с учителями. И взять на себя роль, а так сходить с ума — у нас такого нет. Но я слышал много о Европе, и я думаю, что в Европе такое может быть. И это не хорошо», — заключила артистка балета Айгерим Бекетаева.

По словам Айгерим, которая играет Эсмеральду в балете Ролана Пети «Собор Парижской Богоматери», чтобы испытать своего героя полезно, но этот актер должен вдохнуть жизнь в своего персонажа, а не наоборот. Следуя этому правилу, несмотря на то, что тот же танец, и костюмы, Эсмеральда Айгерим Бекетаева и Bespaeva Эсмеральда Мадина также выполняет эту роль в разные компании, разные. В театр в Генуе (Италия), был представлен аудитории как на сочинение балета «Астана опера», и оба заслужили множество восторженных отзывов.

Фото Tengrinews.kz

«Мы хотим убить вас». Легко ли быть злодеем?

Современный кинематограф подарил нам множество харизматичных злодеев, которые иногда становятся даже более популярен, чем его оппонент — положительный персонаж. В театре, ситуация несколько иная здесь, художников, которые непосредственно эмоционально взаимодействовать с публикой, а их персонажи должны вызывать сильные положительные или отрицательные чувства. Как он расправился с нашими артистами, — сказал исполнитель роли Фролло в «соборе», лицемерный монах, одержима похотью и местью, Серик накыспеков.

«Партия, Фролло-это моя первая отрицательная роль, и я очень волнуюсь. Играть два на сцене сложно: вы должны играть и монаха, и в то же время извращенец. (…) Когда вы танцуете, вы можете попробовать общаться с аудиторией, которые высматривают встречи. Помню спектакль в нашем театре. У меня был момент, когда мне пришлось просто стоять. Я считаю, что мы должны «есть»меня человек в аудитории, и я мельком увидел женщину в аудитории», — говорит художник.

Но все пошло не совсем по плану.

«Я смотрю на нее и чувствую, что она «съест»! В ее глазах было столько презрения: «лицемер, все против». Я уже бросал в дрожь. Такие моменты случаются. В Санкт-Петербурге, также подошли три девушки и сказали: «мы все играть хотели убить тебя». Я был рад, потому что это была моя работа, чтобы довести своего персонажа до такого состояния, чтобы возбудить аудиторию», — говорит Серик.

Фотография взята с сайта astanaopera.kz

Джеки Чану и не снилось. Как часто артисты приезжают в больницу

«Для обычных людей травма серьезна, они отдыхают, восстанавливать, заботиться о себе. Но для артистов балета это не считается трагедией, если у тебя есть роль, ты должен танцевать. Мы, конечно, понимаем, что все это может иметь последствия позже, но готов на такие жертвы. На сегодняшний день все, что я балет, я живу, я дышу им», — сказала Айгерим Бекетаева.

Девушка получила травму подушечки на стопе под большим пальцем в 15-летнем возрасте, где она должна была занять год. К счастью, Айгерим уже убедился, что они готовы посвятить свою жизнь театру, и активно восстанавливается на сцену и аплодисменты зрителей.

Фото предоставлено пресс-службе «Астана Опера»

Однако, иногда сильная боль и серьезное физическое состояние заставляет вас думать о том, как отказаться от балета. Одним из таких поворотных моментов вспомнил Серик накыспеков.

«Я был ранен в ногу, стресс воспаленного сухожилия. В течение нескольких лет терпел боль, но в прошлом году не мог даже нормально спать. Боль была ужасная. Случай подвернулся в Санкт-Петербурге, прооперировали, и я решил», — говорит Серик.

По его словам, врачи сказали, что на восстановление потребуется месяц, но это было отложено почти на полгода.

«Выяснилось, что я позволю себе пойти и физическая форма стали брать. В итоге, после операции, у меня еще есть пять месяцев, чтобы получить 2,5 месяца я провел на костылях. В тот момент я начал серьезно подумайте, стоит ли оставаться на сцене», — вспоминает художник.

По возвращении в театр Серик ждал неприятный сюрприз. Из-за долгого отсутствия тела, я забыла движения, и то, что раньше давали без проблем, сейчас пришлось заново учиться.

«Так почему бы мне не уйти? Я помог наш руководитель балетной труппы. Он дал мне стимул, который отправляется в конкурсах, хотя мне казалось, что я не могу сделать это. Но он сказал мне: «что тебе терять? Попробовать». И я пробовал. Изготовлены в США и в Москве, и аура большой сцене, волшебно влияет. И зрители, они очень продвинутые, и их аплодисменты вдохновили меня, и я начал активно заниматься», — сказал Серик.

Но опасности подстерегают каждый день художников. Когда он был в Генуе на презентации итальянской общественности «Нотр-Дам де Пари» в исполнении актеров в Казахстане, Серик получил сотрясение мозга.

«На первой попытке, актер случайно задел машину, и он упал. И я просто лежал под ним, я получил удар по голове. Врач сказал, что это сотрясение. Два дня ходил, не мог сделать много плохого. Сейчас, к счастью, все обошлось», — говорит Серик.

Фото Tengrinews.kz

«Работая на десяти работах сразу.» Разговор об экономике

К вопросу об экономической стороне карьера художники признали, что первая работа не приносит особой прибыли. Пока художник не получает признание, он уже давно и тяжело работать на сцене и за кулисами.

«Самый тяжелый период для меня был, когда я окончила Академию балета имени Вагановой (Санкт-Петербург — прим. автора) и вернулся в Алматы. У меня было несколько встреч пока за границу, я был приглашен в Петербург, США. Но папе пришлось сделать операцию и я жил с семьей. Когда я работал в Алматы, моя зарплата составила 43 тыс. тенге. Этот год для меня был очень тяжелым. Приходилось работать на двух-трех работах. Был период в течение трех месяцев, пока отец не выздоровел, я работал на десяти работах сразу. Поэтому я решила оставить все это. Но театр-я сдался, пытался сделать. Потом спал очень мало, но пришлось выходить в одну или другую сторону», — говорит Серик накыспеков.

По признанию артиста, в самый тяжелый период он объединил четыре слесаря, два — охранником, плотником, а также был балет, и выступал на свадьбах и других корпоративных мероприятий.

«В первую очередь, всегда трудно, надо где-то работать. Возможно, путешествуя, как дополнительный доход, это поможет», — сказал Рустем Сейтбеков.

Фото предоставлено пресс-службе «Астана Опера»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.