Для чего мы храним памятники культуры

В самом деле, для чего? На первый взгляд, на этот вопрос легко ответить. С детства нас учили, что литература и искусство помогают понимать смысл жизни, делают нас умнее, восприимчивее, духовно богаче. Все это верно, конечно. Но бывает, что даже и правильную мысль, став привычным, перестает волноваться и волновать человека, превращается в расхожую фразу. Так что, прежде чем ответить на вопрос «Для чего?», и чтобы ответить на него, по-взрослому, серьезно, нужно много думать и многое понимать заново.

На берегу реки Нерли близ города Владимира — церковь Покрова. Очень маленькая, легкая, широкая зеленая равнина. Она является одним из тех зданий, которыми гордится страна и которые называются, как правило, «памятники культуры». Каждая, даже самая краткая книга об истории русского искусства вы найдете упоминание о ней. Вы узнаете, что эта церковь была построена по приказу князя Андрея Боголюбского в честь победы над волжскими болгарами и в память погибшего в бою княжича изяслава. вставляется она при слиянии двух рек — Клязьмы и Нерли, у «ворот», владимир-суздаль; на фасадах зданий — странно и красивая резьба по камню.

Красивая и природы: темные вековые дубы чаруют наш взгляд, иногда не меньше, чем произведения искусства. Пушкин не уставал наслаждаться «свободной стихии» моря. Но красота природы вряд ли зависит от одного человека, она вечно обновляется, чтобы заменить умирающий деревьев растет новая веселой роста, сжимается и высыхает роса, гаснут закаты. Мы любуемся природой, и стараемся беречь ее по мере сил.

Однако столетний дуб, помнящий давно прошли те времена, не был создан человеком. В нем нет тепла его рук, и трепет его мысли, так как в статуя, картина или каменного здания. А это красота церкви Покрова — рукотворна, все это сделали люди, чьи имена давно забыты, люди, вероятно, очень разные, знаю, грусти, радости, тоски и веселья. Десятки рук, сильных, бережных и чудо, сложили, повинуясь мысли неведомого строителя, стройное белокаменное чудо. Между нами — восемь веков. Войны и революции, гениальные открытия ученых, исторических катаклизмов, больших перемен в судьбах народов.

Но здесь стоит небольшой, хрупкий храм, немного колышется его светлое отражение в спокойной воде Нерль, нежные тени обрисовывают очертания каменных зверей и птиц в узкие окна, и исчезает время. Как и восемьсот лет, и в человеческом сердце рождается волнение, радость — то, ради чего и работали люди.

На это способно только искусство. Может отлично знать сотни дат и фактов, понимать причины и следствия событий. Но ничто не может заменить живой встречи с историей. Конечно, каменным наконечником стрелы, также является реальностью, но в нем не это главное — представления человека о добро, зло, гармония и справедливость, духовный мир человека. А в искусстве есть все, и время не в состоянии предотвратить его.

Искусство памяти, в сердце народа. Искусство не только не теряет своей красоты, он хранит свидетельство о том, как наши предки смотрели на мир. Птицы и львы, немного угловатые человеческие головы на стенах церкви — это образы, которые жили в сказках, а затем и в воображении людей.

Нет, храм Покрова на Нерли, как и сотни других зданий, не просто памятник, но сгусток чувств и мыслей, образов и идей, роднящих прошлое и настоящее. Именно роднящих в прямом смысле этого слова, потому что белокаменная церковь под Владимиром вобрала в себя черты культуры российской, национальной, во всей своей неповторимости. Люди хотят понять друг друга, стремятся понять самое главное, самое существенное в духовной жизни любой страны.

Многие вещи могут заставить задуматься одна — единственная церковь, построенная много веков назад, она может сделать на скорую руку тысячи мыслей, о которых человек и не подозревал раньше, может заставить каждого из нас ощутить свою нерасторжимую связь с историей и культурой своей Родины. В искусстве в поколение передают Друг другу самое ценное, сокровенное и святое — тепло души, радость и веру в прекрасное.

Как можно не беречь бесценное наследие прошлого! Тем более, что среди всех видов искусств именно изобразительного искусства и архитектуры, уникальный и уникальный. В самом деле, даже если в один миллион копий «Войны и мира» выживет один, а роман остается жить, опубликовать его еще раз. Только партитуру бетховенской симфонии перепишут и снова играет, стихи, поэмы и песни, люди помнят наизусть. А картины, дворцы, соборы и статуи, увы, смертны. Вы можете их восстановить, и то не всегда, но повторить их же невозможно.

Отчасти поэтому они вызывают беспокойное волнение, ощущение уникальности. Сотрудники музеев тщательно вглядываются в показания приборов — не сухой ли воздух, не упал ли на градус температуры; подводятся под старинные сооружения новых фундаментов, тщательно расчищаются старинные фрески обновляются статуи.

Читая книгу, вы имеете дело не с рукописью автора, а и не так важно, что чернилами написано «евгении онегине». А до паруса мы помним — его касалась кисть Леонардо. И для живописи или архитектуры не нужен перевод, мы всегда «читаем» картину в подлиннике. Более того, современные итальянцу язык Данте может показаться архаичным и не всегда понятно, для нас же он просто иностранный язык, и мы должны пользоваться переводом. А вот смайлик «Мадонна Бенуа», затрагивает и нас, и земляков Леонардо, это путь человека, каждой нации. И все же мадонна, бесспорно, маршруты — неуловимый легкостью жест, золотистой кожей, веселой простотой. Он был современником своего создателя, женщина эпохи Возрождения, с ясным взглядом, как будто старающимся разглядеть таинственную суть вещей.

Эти удивительные качества делают картины особенно ценно искусство. Народов и эпох, с помощью говорить друг с другом дружелюбны и просто становятся ближе века и страны. Но это не значит, что искусство-это легко и без усилий раскрывает свои секреты. Часто, старый не оставляет зрителя равнодушным взгляд его бесстрастно скользит по каменным лицам египетских фараонов, таким же неподвижным, почти мертвым. И, может быть, кого-то мелькнет мысль, что не так уж и интересны крае темные статуи, что вряд ли необходимо участие в них.

Может возникнуть и другая мысль — да, исторические ценности нужны науке, но зачем они мне? Почтительное равнодушие обедняет человека, он не поймет, во имя того, что люди, иногда, чтобы спасти произведения искусства ценой жизни.

Нет, не пройти спокойно! Вглядитесь в гранит лицо жестокие, забытые деспотов, пусть не смущает вас их внешнего единообразия.

Подумайте о том, почему такие близнецы, как спящие проснулись люди, изображали скульпторы древности их цари. В конце концов, это интересно — люди, может быть, не так сильно изменились внешне с тех пор, что бы скульпторы делают статуи именно такие: безучастные плоские глаза, налитое тяжелой силы на тело, обреченное на вечную неподвижность.

Как удивительно сочетание совершенно конкретных, неповторимых черт лица, разреза глаз, рисунок губ с отрешенностью, с отсутствием всякого выражения, чувства, волнения. Вглядитесь в эти портреты, flip книги. И даже небольшие крупицы знаний, они проливают новый свет на появляется сначала скучные каменные изваяния. Оказывается, что культ мертвых заставляет древние египтяне увидеть статуи не только изображение человека, но и жилище его духовную сущность, его жизненная сила, на то, что в Древнем Египте, под названием «цена» и что, по их представлениям, продолжает жить после физической смерти людей.

А если представить, что эти скульптуры существовали уже тогда, когда даже в Древней Греции еще в будущем, что им не тысячи лет, а каменные глаза видели Фивы, разливов Нила, у подножия еще довольно новые пирамиды, колесницы фараонов, солдаты Наполеона… Тогда уже не будут спрашивать, что интересного в этих гранитных фигур.

Статуи, даже самые древние, далеко не всегда хранятся в музеях. Они «живут» по городским улицам и площадям, и тогда их судьба тесно и навсегда связаны с судьбой города, с событиями, происходившими их пьедесталов.

Давайте вспомним памятник Петру I в Ленинграде, знаменитый «Медный всадник», созданный скульптором Фальконе. Разве слава этого монумента, один из лучших памятников мира, только в художественные достоинства? Для всех нас, «гигант на скачущем коне»источник сложных и интересных ассоциаций, мыслей, воспоминаний. Это и образ далекого прошлого, когда наша родина «мужала с гением Петра», и великолепный памятник политическому деятелю, который «поднял сзади» России. Этот памятник стал олицетворением старого Санкт-Петербурга, застроенного невысокими домами, до сих пор не было гранитных набережных, не обретшего полного величия. Только один мост, временный, понтонный, административный то берегу Невы, напротив «Медного всадника». И памятник стоит в самом сердце города, в самой оживленной его на место, где Адмиралтейская сторона соединялась с Васильевским островом. Мимо него текла толпа, с грохотом проносились кареты, обеды, бледный свет фонарей едва освещал страшный лик царя «ужасен он в окрестной мгле…». Скульптура превратилась в одно целое с пушкинской части и вместе с ней — символ города. Воспетое поэтом наводнения, угрожающий гул декабря 1825 года, и многие из знаменитой истории санкт-Петербурга, что происходило здесь — Гром — камень, постамент статуи. И знаменитые белые ночи, когда туманные прозрачные облака медленно тянутся по светлому небу, как будто повинуясь жесту властно простертой руки Петра,возможно ли, чтобы думать о них, не вспоминать «Медный всадник», вокруг которого много поколений прозрело как поэтические и незабываемых часов!

Искусство аккумулирует в себе чувства сотен поколений, превращается в сосуд и источник человеческих переживаний. В малый зал, что на первом этаже Лувра, где благоговейная тишина царит статуи Венеры Милосской, невольно думаешь о том, сколько людей нам дарило людям счастье созерцания совершенной красоты этого смуглого мрамора.

Кроме того, произведение искусства, будь то статуя, собор или картина,это окно в неизвестный мир, отделенный от нас сотнями лет, через которое вы можете увидеть не только увидеть облик эпохи, но и ее сущность. Это, как чувствовать себя и свое время людей.

Но можно заглянуть глубже: в полноте удар голландских художников, в чуткости к соблазнам материального мира, к обаянию и красоте «неприметных» вещи — любовь к устоявшемуся дома. И это не маленький обывательская любовь, но глубоко значимое, более высокое чувство, и поэтические и философские. Голландский трудно себя жизни, они должны были завоевать на берегу моря и земли, а от испанских завоевателей — свобода. И так, солнечный квадрат на вощеном этаж, бархатистая кожура яблока, тонкая чеканка серебра стакан вина в их картины становятся свидетелями и пресс-секретарь этой любви.

Обратите внимание, по крайней мере на картины Ян ван Эйк, первый великий мастер голландии, на Возрождение, на то, как пишет вещи, по-микроскопические детали бытия. В каждом движении кисти — наивное и мудрое восхищение от того, что изображает художник; он показывает вещи в их изначальной и невероятно привлекательным, на самом деле, мы считаем, ароматные, твердость плодов, скользкую прохладу сухого шуршащего шелка, литую тяжесть бронзового шандала.

Так и в искусстве, проходит перед нами духовная история человечества-это история открытия мира, его смысл, еще не вполне познанной красоты. Потому что каждое поколение отражает все сначала и по-другому.

На нашей планете есть много вещей, без утилитарной ценности, не способны ни еда, ни тепло людей, ни исцелить себя от болезни,она является произведением искусства.

Люди, как могут защищают их от беспощадного времени. И не только потому, что они «бесполезные» произведения стоят миллионы. Дело Не в этом.

Люди понимают: памятники культуры — общее достояние поколений, что позволяет нам переживать истории нашей планеты, а свое личное и дорогое.

Искусство прошлого — youtube цивилизации, культуры молодежи. Не знаю, или пренебрегая им, можно прожить жизнь так и не становится настоящим мужчиной, сознающим ответственность за прошлое и будущее Земли. Так что для нас не удивительно, что тратить силы, время и средства для восстановления древних зданий, картины, как людей, лечат, делают им прививки и просвечивают на рентгене.

Музей, старая церковь, потемневшая от времени картина — для нас это прошлое. Только ли прошлое?

Понадобится много лет. Будут построены новые города; современные реактивные самолеты, станет смешно и тихоходными, а поездка на поезде будет выглядеть столь же удивительной, как нам путешествовать в почтовой карете.

А вот церковь покрова на Нерли останется таким же, как и восемь веков назад. И живопись в Эрмитаже. И статуя Венеры Милосской. Все это уже принадлежит будущему. Внуки наших внуков. Вот для этого и не может забыть. О том, что памятники культуры далеких эпох — это вечный факел, который передают друг другу разные поколения. И от нас зависит, чтобы огонь в ней не поколебалось ни на минуту.

Как ни парадоксально это звучит, но это встреча с культурой прошлого, можно почувствовать дыхание будущего. Это в будущем, когда все будет ясным и бесспорным значение искусства и человечности. Римляне говорят, что искусство вечно, а жизнь коротка. К счастью, это не совсем так, потому что бессмертие искусства, созданных людьми. И в наших с вами можно хранить бессмертие человечества.

• Гадания, предсказания, заклинания «Divinatio.ru»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.